Отправьте заявку
Отправьте заявку сейчас и получите
персонализированное предложение!

Правовой статус криптовалют в России — рассказывают специалисты

Правовой статус криптовалют в России Правовой статус криптовалют в России prifinance.com

Российские предприниматели и крипто-энтузиасты — инициативное сообщество, готовое внедрять достижения fintech и блокчейн-технологий. Однако правовой статус криптовалют существенно ограничивает их активность. В Российской Федерации до сих пор не существует четкой и действенной системы государственного регулирования сферы на нормативном уровне, хотя ситуация в России и мире заставляет законотворцев работать над проектами.



Ситуация с криптовалютами на сегодняшний день

Весной 2019 года Flying University опубликовал рейтинг стран, сформированный по критерию благожелательности к блокчейну, и Российская Федерация заняла в нем 18 место. В стране криптовалюты все шире задействованы в бизнесе, обмене и даже ритейле, хотя их оборот находится в «серой зоне». Рейтинговое агентство АКРА провело исследование, выяснив, что в 2018 году россияне владели криптовалютой общей стоимостью до 900 млрд. рублей (около 14 млрд. американских долларов). Даже московские рынки, по сообщению Банка России, предлагают и криптосредства и покупают их на получаемую выручку. Конвертация нефиатных валют в фиатные проводится через электронную почту и внешние страны.

На государственном уровне также ведется работа по изучению юридического статуса составляющих fintech-экономики и включения их в реальный сектор. Правительство подписало соглашение с корпорацией «Ростех», по которому она будет заниматься развитием блокчейн-технологий наряду с внедрением 5G-связи и квантовых сенсоров. В мае 2019 года власти в первый раз признали законной сделку, которая проводилась через смарт-контракты и цифровую подпись, хотя статуса продавцу пришлось добиваться через Омский арбитражный суд.

При этом официальные кредитно-финансовые структуры относятся к виртуальной валюте отрицательно. Центробанк выступает резко против их легализации и рассмотрения как официальных денежных средств. Министерство Финансов напоминает, что все расчеты в стране производятся только через национальный рубль, и считать криптосредства платежным инструментом отказывается (об этом говорил замминистра А. Моисеев на конференции ВШЭ). Поэтому правовой статус криптовалют однозначно требует доработки, а ведение связанного с ними бизнеса — детального изучения и взвешивания рисков.



История изменения правового статуса криптовалюты в РФ

Криптовалютное регулирование в России ведет отсчет от 2014-2015 годов, когда Центробанк впервые изучил возможности и правовые особенности блокчейна. Поначалу отношение официальных структур было не просто отрицательным, а угрожающим. СК предлагал ввести уголовную ответственность за биткоины со сроком до шести лет. В 2016 году эти риски исчезли, ситуация несколько изменилась: власти не захотели исключить страну из общемирового тренда развития финансовых технологий.

В 2017 году официальную позицию по блокчейну огласила ФНС, приравняв операции по купле-продаже криптосредств к валютным. Тогда же на Московской бирже была создана платформа по обслуживанию цифровых активов. Параллельно Минфин заявил, что не собирается выдавать криптовалютные лицензии и предложил запретить продажу нефиатных валют частным покупателям. Далее ситуация развивалась столь же неравномерно:

  • Госдума РФ заказала исследование рынка криптовалюты, а председатель ЦБ выступила против ее узаконивания;
  • Министерство связи предложило запустить «крипторубль», Минфин и ЦБ начали работу над законопроектом по крипто-регулированию, а Банк России заявил о высоких рисках таких валют;
  • российских владельцев bitcoin обязали платить с них налоги, за майнинг для расчетов предложили ввести уголовную ответственность;
  • появился и был доработан законопроект «О цифровых финансовых активах», проекты о криптовалютах и цифровом праве;
  • в 2018 году криптовалюты признали имуществом — решение вынес арбитражный апелляционный суд РФ.

В 2018 году ситуация стабилизировалась. Государственная Дума приняла закон «О цифровых финансовых активах», который в начале 2019 года сильно доработали, исключив положения о блокчейне и криптовалюте. Таким образом, их юридический статус по прежнему не определен, и работа криптобирж, майнеров и платежных сервисов не легализована.



Законодательное регулирование после изменений 2018-2019 года

Комитет Госдумы по финансовому рынку был вынужден инициировать законотворчество, касающееся fintech-технологий. На этом, по словам председателя, настаивала FATF. Международная организация напомнила парламентариям о требованиях к членам G20, куда входит РФ.

Страны должны поддерживать стандарты по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма, в которые входит и официальное криптовалютное регулирование. Поэтому, несмотря на вывод из законов понятий криптовалют и блокчейна (как того хотел Банк России), Госдуме, скорее всего, придется прописать нормы для них в отдельном законопроекте.

FATF должна подготовить стандарты крипторегулирования для G20 уже в 2019 году и не может без Российской Федерации закончить работу. Поэтому законодательную базу придется корректировать опять. Существующие нормы и проекты критикуются крипто-сообществом — из них исключили первоначально присутствовавшие определения цифровых активов и кошельков, блокчейна, криптовалюты. Статус участников крипторынка, их права, ответственность тоже определены слабо.



Определения и положения, закрепленные в законодательстве

После принятия весной 2019 года верхнеуровневого законопроекта о поправках в ГК РФ в нормативной базе все же появились основные понятия цифровой экономики. В документе определены:

  • цифровые права (ЦФА) — аналог токенов представляет собой обязательства с содержанием и условиями, определяемыми правилами инфосистемы (она должна отвечать признакам, оговоренным в Законе);
  • обладатель цифровых прав — лицо, которое вправе ими распоряжаться по правилам инфосистемы;
  • майнинг — трактуется как выпуск токенов для привлечения инвестиций;
  • выполнение требований о наличии подписи — любой способ, позволяющий досконально определить волеизъявляющее лицо.

Передавать, закладывать, налагать обременения на цифровые права можно лишь в пределах системы, без обращения к третьим лицам. Письменные сделки совершать разрешено, в т.ч. с помощью электронных регистров, позволяющих воспроизводить информацию на «материальном» носителе. Требования для соглашений применимы и к сообщениям, имеющим юридическую силу.

Чтобы письменно заключить договор, необходимо составить документ, подписываемый всеми сторонами. Он может иметь вид электронного сообщения, обмена письмами или иной формат, удовлетворяющий правилам сделок. Аналогично составляются другие договоры — номинального счета, страховые. Завещание так оформлять нельзя.

ЦФА могут выпускать компании, ИП и физлица с любым резидентством, но потребуется специальное эмиссионное разрешение и обеспечение — имущество эмитента или сторонних лиц. Для размещения цифровых активов площадке требуется получить лицензию профессионального участника, которые вносятся в реестр ЦБ. Обязанность бирж — идентифицировать клиентуру и вести ее учет, предоставлять доступ к сведениям по запросу госорганов. 

Понятия смарт-контрактов в законодательной норме нет, хотя она составлена так, что они вводятся в легальное поле. Исполнение сделки может наступать при возникновении обязательств, выраженных с помощью информационных технологий. В договорах разрешено предусматривать обязанности по неразглашению информации третьей стороне.

Нет в законе и Гражданском Кодексе и определения криптовалюты, хотя в некоторых случаях она может выступать объектом массы на конкурсе или наследования. Поэтому, по мнению экспертов и участников крипто-рынка, поправки не решают задачи регулирования бизнес-отношений, не позволяют работать внутри юрисдикции с должным результатом.



Существующие в России риски

Несмотря на законодательные «подвижки», в России существует множество рисков, связанных с неопределенностью статуса блокчейна и действиями органов власти по отношению к участникам крипто-рынка. Вот основные опасности:

Признание криптовалюты средством для преступного отмывания денег

Такое решение в начале 2019 года вынес российский верховный суд, который вел соответствующие дела. На криптосредства ВС распространил статьи 174 и 174.1 Уголовного Кодекса, следуя требованиям группы FATF. В разъяснениях Верховного суда указывается, что криптосредства могут признаваться собственностью, которая получена в результате преступных действий.

Необходимость объяснять банку доходы от нефиатных валют

Прецеденты уже есть — в 2019 году объяснения пришлось давать клиентам «Сбербанка». Он запросил адрес кошелька, никнейм пользователя и сопутствующую информацию, сославшись на Закон №115-ФЗ. Клиенту было необходимо выполнить требование за пять дней — под угрозой отключения обслуживания.

Опасность изъятия технических средств и носителей информации в ходе следственных процедур

Технически конфискация криптовалюты невозможна, но следователи, ведущие уголовные дела, изымают компьютеры, документы, содержащие пароли для криптокошельков, препятствуют работе серверов. Решения суда по обвинениям участников рынка и майнеров можно оспорить, и случаи удачных апелляций есть, но риски преследования следствием и СК велики.

Налоговые риски

Арбитражи уже выносят решения, признавая криптовалюту имуществом, а не набором символов, а нормы Налогового кодекса постепенно распространяют на майнеров и владельцев виртуальных средств. Физлица будут платить НДФЛ, а организации — облагаться налогами по форме бизнеса.

Нестабильность российского рынка инвестиций

Повышенная волатильность криптосредств дополняется опасностями, присущими российскому инвестированию. Это нестабильность валютных курсов, правовые риски и т.д.



Варианты работы для российских fintech-предпринимателей

Чтобы не сталкиваться с масштабными рисками, российские криптовалютные предприниматели и участники рынка ICO, обмена нефиатных валют, блокчейна, должны принимать меры для правовой, финансовой, фискальной защиты. Среди основных — создание диверсифицированной структуры бизнеса с привлечением предприятий, созданных во внешних юрисдикциях.

Российские бизнесмены вправе открывать предприятия и банковские счета за рубежом, а многие страны имеют полноценные системы госрегулирования криптовалюты. К примеру, для ICO много перспектив открывают Сингапур, Швейцария, британские территории (острова), для создания платежной системы или обменника — Япония, Таиланд, Швеция и другие юрисдикции. Добавив в схему оффшорные предприятия, можно оптимизировать налоговое бремя для основателей и бенефициаров фирмы.

Чтобы получить консультации и решения для крипто-бизнеса, обратитесь к экспертам «Прифинанс». В нашей компании работают опытные юристы, финансовые консультанты, которые разработают выгодную, практически реализуемую стратегию и помогут наладить дело. Мы зарегистрируем предприятие/сервис, поможем получить для него лицензию, открыть счет, возьмем на себя фискальное планирование. «Прифинанс» избавит вас от всех организационных хлопот и правовых рисков.




Похожие материалы:

Наши партнеры
 https://www.csob.cz/portal/people
https://www.cardpay.com/home
https://www.raiffeisen.ru/
http://www.fio.cz
https://www.swedbank.ee/business?language=RUS
http://www.ribbank.com/ru/o_banke
http://www.expobank.eu/rus
http://www.lpb.lv/ru/
https://www.rietumu.ru/
http://www.csas.cz/banka/nav/personal-finance-d00012487
http://www.mcb.mu/
https://europacbank.com
http://www.unicreditbulbank.bg/
https://bank.hangseng.com
https://www.credit-suisse.com
http://www.bmi.com.sc/
http://www.bankofsingapore.com/
https://www.cimbanque.com/
https://www.hellenicbank.com/
http://www.citadele.ee/ru/
Переключить на декстопную версию
Переключить на мобильную версию
заказать обратный звонок
Отправьте заявку сейчас и мы обязательно перезвоним вам!

Отправьте заявку